Ровно 21 год назад, 19 августа 1991 года, советский народ узнал потрясающую новость. Совершенно неожиданно (для подавляющего большинства жителей Советского Союза) достоянием гласности стали сведенья, что не вполне законный (избранный не народом напрямую, а народными депутатами) Президент СССР Горбачев М.С., генеральный секретарь КПСС и зачинатель “перестройки”, телом ослабел настолько, что образовалась “невозможность по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР”. В связи с этой “невозможностью” тяжкое бремя ответственности за судьбу гибнущего Союза решил взять на себя вице-президент (ещё менее законный, так как его и народные депутаты СССР утверждали долго и неохотно, – а уж на всенародных выборах за этого мало чем примечательного и мало кому известного человека вряд ли вообще кто-нибудь проголосовал бы) Г.И.Янаев.

Но это было ещё не всё. И без того изумлённым советским гражданам в тот же час пришлось узнать ещё и о том, что “в отдельных местностях СССР” с 4 часов утра (что-то в истории Советского Союза уже происходило в летний день “ровно в четыре часа”) 19 августа на целых полгода вводится чрезвычайное положение.

Но и это было ещё не всё. Оказалось, что хотя Янаев и чувствует себя несколько лучше, чем “больной невозможностью” Горбачев, – просто исполнять обязанности Президента СССР не хватает сил и у него. И в связи с этим перед изумлёнными советскими людьми предстало образование под очень длинным названием: “Государственный комитет по чрезвычайному положению в Союзе Советских Социалистических Республик” (ГКЧП СССР). Помимо Янаева, в него вошли ещё семь человек: “Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе: Бакланов О.Д. — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, Крючков В.А. — председатель КГБ СССР, Павлов В.С. — премьер-министр СССР, Пуго Б.К. — министр внутренних дел СССР, Стародубцев В.А. — председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков А.И. — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д.Т. — министр обороны СССР, Янаев Г.И. — и.о. Президента СССР”. Как создание этого образования сочеталось с заявлением остатков “советского руководства”, что “на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и законы Союза ССР”, – неизвестно и по сей день.

Предвидя, что, узнав о подобных существенных изменениях в государственном руководстве, советский народ будет пребывать в слегка огорошенном состоянии, восьмёрка обратилась к нему с разъяснениями. По сей день эти разъяснения известны, как “Обращение к Советскому народу ГКЧП СССР”, – и по сей день, к большому сожалению, на содержание этих разъяснений никто (ни сторонники, тогдашние и нынешние, ни тогдашние и нынешние противники ГКЧП) не обращает ни малейшего внимания.

А обратить-то внимание стоит, даже несмотря на то, что большая часть обращения нарочно была сделана слезливой и бессодержательной. Итак, кто же были “августовские путчисты”, по своим убеждениям, и чего они хотели? “Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой”, – сразу же сообщили “путчисты”. То есть, по их мнению, “ростки демократии” в Советском Союзе появились “только что”, – вероятно, с того времени, как значительная часть восьмёрки оказалась в составе высшего государственного руководства СССР. Ни при Ленине не было “ростков демократии”, ни при Сталине, ни даже при Хрущеве с Брежневым, – ни “росточка”. Только что…

Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма: регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Давно пора сказать людям правду: если не принять срочных и решительных мер по стабилизации экономики, то в самом недалеком времени неизбежен голод и новый виток обнищания. от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями”, – продолжала восьмёрка. Сам по себе переход к рынку отторжения у неё, таким образом, не вызывал: отторжение вызывали “хаотизм” и “стихийность” этого перехода, вызвавшие “резкое” (а если бы оно было плавным…) падение уровня жизни людей, расцвет спекуляции (а если бы “производственники” смогли задавить спекулянтов…) и теневой экономики (а если бы вся собственность оказалась в руках у “светлой” восьмёрки и её хороших знакомых…). Зато она пугала народ голодом, – и это даже несколько смешно: позже такой ярый противник “путчистов”, как Е.Т.Гайдар, ставил себе в заслугу как раз то, что своими людоедскими действиями в начале 1992 года его правительство “спасло страну от голода” (и гражданской войны, то есть “массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями”).

Мы выступаем за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к обновлению нашей Родины, к ее экономическому и социальному процветанию, которое позволит ей занять достойное место в мировом сообществе наций”, – продолжали новые руководители СССР, утверждая тем самым, что до сих пор их Родина занимала в “мировом сообществе” “недостойное место” (вероятно – место «Империи Зла»). “Развивая многоукладный характер народного хозяйства мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг”, – наглела в собственной откровенности восьмёрка. Забегая вперёд, необходимо сказать, что некоторые деятели ГКЧП (Стародубцев, Бакланов, Павлов, даже сам Крючков) в дальнейшем, несмотря на своё “поражение”, весьма преуспели на ниве “частного предпринимательства”; нет никаких сомнений, что в случае победы ГКЧП они добились бы ещё больших успехов…

21 год прошёл с тех пор. И 21 год буржуазные правители (начиная с Ельцина) и “коммунистическая оппозиция” с лицом Зюганова, плохо скрывая согласованность своих действий, в один голос пытаются убедить народ России и всё человечество в том, что ГКЧП создали “коммунисты” и “советские патриоты”. Как можно заметить, члены ГКЧП не были ни коммунистами (поскольку заявляли о необходимости поддержки “частного предпринимательства”), ни советскими патриотами (ибо полагали, что Советский Союз – это некое уродливое образование, которое надо усиленно “реформировать” и “обновлять”, чтобы оно могло занять “достойное место в мировом сообществе”, чтобы оно в этом сообществе не опозорилось; да что там, – они даже никаких “ростков демократии” в СССР, каким он был до “перестройки”, не видели). Но и российским капиталистам, и обслуживающей их (и желающей занять их место, при том) верхушке “коммунистической оппозиции” чрезвычайно выгодно, чтобы народ считал, что “коммунисты” и “советские патриоты” выглядят именно так, как выглядели члены ГКЧП. Ибо если “мужественные борцы за сохранение Советского Союза” таковы, – то почему бы и “коммунистической оппозиции” не выступать за “поддержку частного предпринимательства” и всё остальное, подобное…

Нельзя сказать, что члены ГКЧП в своём обращении к народу врали напропалую. Вот, например, они прямо и честно (в каком-то смысле – даже пророчески) говорят: “На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Основной Закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре. Префектуры, мэрии и другие противозаконные структуры все больше явочным путем подменяют собой избранные народом Советы. Идет наступление на права трудящихся. Права на труд, образование, здравоохранение, жилье, отдых поставлены под вопрос” (неясно, правда, почему же руководство армии и КГБ не задушило этот “антиконституционный переворот” в зародыше, а совершило, вместо этого, свой собственный). Всё так и было. В дальнейшем это движение к “необузданной личной диктатуре” и наступление на права трудящихся продолжилось. Под этими словами из обращения ГКЧП коммунисты вполне могли бы подписаться.

Дальше ГКЧП обращается к рабочим и крестьянам, ко всем трудящимся, – коммунисты сделали бы то же самое. Но с чем ГКЧП обратился к людям труда? Смотрите: “Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей…”. К чему же? К уничтожению “префектур, мэрий и других противозаконных структур”? К всемерному укреплению Советской власти? К противодействию наступлению на права трудящихся? К решительной борьбе за сохранение Советского Союза как единого государства, в конце концов? Ничего подобного: “…в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед”. “Коммунисты” и “советские патриоты” решительно указали трудовому народу то место, которое он должен был, в соответствии с их желаниями, занять, – место… рабочей скотины. “Что расшумелись? Какая ещё демократия??? А ну, пошли работать! Работать пошли, чтобы частное предпринимательство могло, наконец, развить производство и сферу услуг!”, – или, если то же самое выразить несколько более вежливо: “Настало время измерять авторитет каждого человека или организации реальным вкладом в восстановление и развитие народного хозяйства” (не заслугами же перед мировой пролетарской революцией, в самом деле)…

После смерти И.В.Сталина мелкобуржуазно настроенная партийная верхушка КПСС, ведомая Хрущевым, опираясь на значительную часть армии и интеллигенции, попыталась “быстренько” (“к 1980-ому году”) построить коммунизм. Когда же эта попытка, вполне закономерно, провалилась, – эта партийная верхушка, избавившись от Хрущева, потихоньку пошла сдаваться на милость мировому империалистическому капиталу. Двигалась она по этому пути, не особо спеша: сперва была “Разрядка”, потом некоторая игра мышцами и обострение отношений с империалистами (главным образом, ясное дело, американскими), – и только затем последовала «перестройка», далеко не сразу обернувшаяся сдачей… всего, что можно было сдать. Впрочем, мещане в руководстве КПСС социалистические завоевания сдавали не просто так, – они их сдавали, надеясь при восстановленном капитализме занять “достойное место”, поделить между собой всю общенародную собственность. Но на их пути к осуществлению этого замысла вырос грозный противник – новоявленная буржуазия России и других союзных республик. Новым буржуа в России, Украине, Белоруссии, Прибалтике, – Союз был не нужен, им вполне достаточно было захватить и разделить между собой ту собственность, которая была “под рукой”. “Общесоюзной” же буржуазии, связанной с руководством КПСС, необходимо было сохранение единого государства, – она собиралась приватизировать весь “единый народнохозяйственный механизм”. Хотя, как показали дальнейшие события, она и на “республиканском уровне” вполне могла найти своё место.

В распоряжении “общесоюзной” буржуазии были армия и КГБ. В распоряжении “республиканской” – решительные и не лишённые некоторых дарований руководители, тоже имевшие отношение к верхушке КПСС, вроде Ельцина. Но одного этого было маловато, – и пришлось “республиканской” буржуазии… встать на сторону народа. “Общесоюзные” буржуа потихоньку уничтожали Советскую власть. Начали с того, что часть депутатов Советов сделали «профессиональными», то есть «разбавили» Советскую власть буржуазным парламентаризмом: «Депутатство для многих или ряда народных избранников будет становиться теперь постоянной работой по выработке и принятию решений, управлению и контролю. Поэтому освобождение депутата от выполнения производственных или служебных обязанностей для выполнения его полномочий предусмотрено не с сохранением среднего заработка по месту постоянной работы (постоянной теперь может быть и работа в качестве депутата), в с возмещением народному избраннику расходов, связанных с его депутатской деятельностью. Указан и источник возмещения – за счет средств соответствующего государственного или местного бюджета» (Лазарев Л.В., Слива А.Я. Конституционная реформа – первый этап // Советское государство и право, 1989, № 3; С. 9; на деле это означало ослабление зависимости депутатов от рядовых избирателей – и, соответственно, усиление зависимости народных депутатов от тех, в чьих руках находились «государственные или местные бюджеты»), — а закончили тем, что просто заменили все Советы на “ГКЧП СССР”, положение которого ни в каких советских законах определено не было и который, соответственно, мог делать всё, что угодно. “Республиканская” буржуазия вынуждена была, на некоторое время, стать защитницей Советской власти.

Чтобы как-то скрасить своё положение, “республиканцы” стали наряжать народ в одежду собственного изготовления. “Общесоюзные” буржуа продолжали называть себя “коммунистами” и использовать красные знамёна, рассчитывая (и не без оснований), что так им будет легче задурить голову трудовому народу и облапошить его. “Республиканские” буржуа, прежде всего российские, ответили на это разнузданной антикоммунистической пропагандой. Они защищали Советскую власть, – но делали это под трёхцветными власовскими знамёнами, которые им удалось навязать всему тогдашнему народному движению.

Трудовой народ был ослеплён, – да и как могло быть по-другому. После того, как Янаев и Крючков с подельниками заменили Советскую власть на “ГКЧП СССР”, – Ельцин честно, ничего не стесняясь, отметил: “…мы имеем дело с правым реакционным антиконституционным переворотом…”. И после победы над правыми, после того, как народ защитил Верховный Совет РСФСР от нападения реакционеров… подельники Ельцина направили этот народ “свергать” памятник Дзержинскому.

Трудящиеся отстояли Советскую власть… и даже не поняли, что они сделали. А новоявленные буржуа в России и других союзных республиках, видя, что их “общесоюзные” конкуренты повержены, бросились добивать Советский Союз и растаскивать общенародную собственность.

Народ был ослеплён. Прозрение приходило медленно. Кто-то, впрочем, прозрел уже к 1993 году, – но поздно было уже тогда. В 1991 году армия, солдаты и командующие которой воспитывались при социализме, не решилась стрелять по плохо вооружённому и, вообще говоря, не очень-то организованному народу (собственно, сама гибель троих тогдашних защитников Дома Советов в тоннеле на Садовом кольце, – как раз показатель не самой лучшей организации). К осени 1993 года, после почти двух лет чрезвычайно бурного развития капиталистических отношений, всякая нерешительность исчезла, и Дом Советов был расстрелян, — хуже того, новый правый реакционный антиконституционный переворот прошёл на «ура», даже под вопли вроде: «Где наша армия? Почему она не защищает нас от этой проклятой Конституции?». Но кто-то в 1993 году прозрел, – а кто-то не прозрел и до сих пор, вот и рождаются заявления, подобные этому: “Путч 1991 года и его провал оказались только на руку партийно-советской мафии и КГБ, так как позволили им, тихо ликвидировав КПСС и взвалив всю вину на ГКЧП, уйти от ответственности за преступления, совершённые в период 1917-1991 годов, легализоваться во власти под новой «демократической» вывеской и легализовать наворованные состояния. Провокаторская, предательская роль в деле спасения коммунистического наследия принадлежит тогдашним так называемым «демократическим лидерам» – Ельциным, Собчакам и их окружению – фактически выполнявшим роль декоративной ширмы, за которой КГБ и партийная верхушка осуществили свои закулисные планы. Сегодня очевидно, что многие из этих людей, на разных уровнях выступавших в конце 1980-х и 1990-х годах под вывесками «демократов», либо изначально тайно работали на КГБ, либо впоследствии пошли на сделку с партийно-чекистской мафией, преследуя корыстные цели. А к концу 1990-х годов, когда чекистско-олигархический клан окончательно перегруппировался и укрепился, он, уже не скрываясь, встал у руля власти, убрав от государственной кормушки своё, ставшее ненужным, прикрытие из «демократических» болтунов”. Эти люди, видимо, уже обречены до конца жизни воевать с “человеконенавистническими теорией и практикой коммунизма” (последняя, совершенно человеконенавистнически, зачем-то дала некоторым из них высшее образование, а кому-то даже квартиры, бесплатно), не понимая, что же происходит на самом деле, не понимая даже смысла собственных действий…

Но тогда, в августе 1991 года, народ победил. Последний раз в двадцатом столетии. Уже ослеплённый и даже только поэтому обречённый на поражения, которые последуют совсем скоро. Уже под власовскими флагами, – под теми самыми, под которыми его уже совсем скоро будут унижать, насиловать, избивать, расстреливать. И всё же тогда народ отстоял Советскую власть. Как в тысяча девятьсот семнадцатом. Как в тысяча девятьсот сорок первом. И рано или поздно он победит вновь. Рано или поздно он прозреет окончательно, – и если уж он мог побеждать слепым, кто сможет одолеть его зрячего?..

Вечная память борцам за Советскую власть! Россия станет свободной!